?

Log in

Аисты. Часть 2

Продолжение годичной давности истории про аистов, гнездо которых обнаружил недалеко от Ропши в Ленобласти. В прошлом году я попал как раз на церемониальные танцы в момент выбора подруги. На сей раз избранница после ночных посиделок приводила себя в порядок на куполе церкви, что восстанавливают неподалеку, ну а «электорат» в дневную смену насиживал будущее потомство.


Смотреть дальшеCollapse )
В Государственном Научно-исследовательском институте (спасания и подводных технологий) ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» продемонстрирован новый комплект спасательного снаряжения для подводников ССП-М, испытания которого находятся на стадии завершения.
ССП-М предназначено для самостоятельного выхо­да подводников свободным всплытием и по буйрепу из аварийной ПЛ, лежащей на грунте через торпедный аппарат и через спасательное устройство. Кроме того снаряжение может быть использовано для временного поддержания жизнедеятельности моряков в полузатопленных отсеках.
Новое снаряжение позволяет подниматься с глубин до 220 метров методом свободного всплытия, в том числе из отсеков аварийной ПЛ, находящихся под повышенным давлением. Принципиальное новшество – капюшон, который позволяет выходить из спасательного устройства ПЛ без использования дыхательного аппарата. Воздуха, который закачивается под спасательный капюшон достаточно для того, чтобы подводник без аппарата всплыл на поверхность и был поднят на борт вертолета или спасательного судна. Скорость подъема составляет порядка 3 метров в секунду. В итоге на всплытие с глубины 200 метров тратится, максимум, полторы минуты. Такая скорость позволит избежать насыщения крови азотом и возникновения кессонной болезни.



Смотреть дальшеCollapse )

Только крыши, снег...



Никого не будет в доме,
Кроме сумерек. Один
Зимний день в сквозном проёме
Незадёрнутых гардин.

Только белых мокрых комьев
Быстрый промельк маховой.
Только крыши, снег и, кроме
Крыш и снега, - никого.

И опять зачертит иней,
И опять завертит мной
Прошлогоднее унынье
И дела зимы иной,

И опять кольнут доныне
Неотпущенной виной,
И окно по крестовине
Сдавит голод дровяной.

Но нежданно по портьере
Пробежит вторженья дрожь.
Тишину шагами меря,
Ты, как будущность, войдёшь.

Ты появишься из двери
В чём-то белом, без причуд,
В чём-то впрямь из тех материй,
Из которых хлопья шьют.

Борис Пастернак

Снегопад

Все чаще хочется отдохнуть от всеобщего выяснения отношений. Достали. Хочется просто спокойно прогуляться по городу. И чтобы – зима. В Петербурге она иногда случается. Нормальная. Такая, чтобы снег сразу не таял. Правда, приходит она крайне редко и быстро смывается. Важно успеть поймать ее за хвост.


Смотреть дальшеCollapse )
В 1991 году я только начинал свою штатную журналистскую карьеру, переквалифицировавшись из инженера-кораблестроителя в труженика пера. Первым моим штатным местом работы стала многотиражка «Кировского завода» с незатейливым названием «Кировец». Тогда на эту тему вообще мало кто напрягался: «Ленинец», «Кировец», «Скороходовец».
19 августа, кто не помнит, выпало на понедельник. Накануне весь день я провел на аэродроме в Горской на праздновании Дня Воздушного флота. Репортаж был заказан городской газетой, что было почетно и давало возможность выйти за «заводскую проходную» прямо в люди. Но в тот раз сорвалось (с авиацией мне вообще не очень везет, но это уже совсем иная история). При этом вымотался страшно, так что утром все было как во сне. До определенного момента.
 В то время у меня еще не было привычки первым делом после подъема включать радио или телевизор. Этот навык выработался потом, как следствие августовского путча. В тот день о событиях в Москве я узнал мимоходом, во дворе своего дома.
С продуктами тогда было неважно, если не сказать – отвратительно. А на угол нашего квартала каждый день приезжала бочка с разливным молоком. Поэтому ни свет, ни заря, надо было с двумя бидонами за час – полтора до ее прибытия топать занимать очередь. Как сейчас помню обратную дорогу с чувством выполненного долга. Ясное августовское утро, безлюдный школьный стадион и две бабки по разные стороны от него.
– Мань! – орала во все горло одна из них (подойти ближе не позволяли то ли религиозные убеждения, то ли понятия о дворовой гордости). – Слыхала? Горбача сняли!
От такой информации из заслуживающего доверия источника ОБС я споткнулся и чуть не вылил на землю драгоценное молоко. Рванул домой, включил телевизор… А там – пресловутое «Лебединое озеро», на которое у многих граждан с тех пор аллергия.
Наспех затолкав в себя завтрак, побежал на работу. Первое, что сделал – ввалился без стука в кабинет главного редактора со словами: Что делать будем?
Тот недоуменно поднял на меня обрамленное светлой бородой лицо. Он тоже тогда не имел привычки слушать по утрам радио и, уж  тем более, смотреть телевизор. Я молча включил приемник у него в кабинете. Как раз передавали заявление ГКЧП. Дальше все завертелось.
Надо сказать, что, несмотря на годы социализма разных степеней, вплоть до развитого, на Кировском заводе так и не сумели изжить бунтарский дух, унаследованный предприятием от Путиловского. В начале 90-х там во всю действовал Рабочий комитет (а может и иначе как он звался, сейчас не вспомнить). По его приглашению еще весной 1991-го на завод приезжал агитировать за демократию глава Верховного совета РСФСР Борис Ельцин. Незадолго до него премьер-министр Союза Валентин Павлов, который не прославился ничем, кроме денежной реформы, получившей его имя. В общем, это была вторая, после Ленсовета, точка политического кипения. Естественно, редакция не могла оставаться в стороне от этого. Комитетчики толклись у нас весь обед и после смены до вечера. Поэтому и 19 августа они первым делом рванули к нам. Волей или неволей журналисты «Кировца» оказались в водовороте событий.
Это сегодня, по прошествии четверти века, те дни видятся предельно четко и ясно. Когда знаешь исход – рассуждать легко. А тогда, чего уж греха тать, было страшно. Кто скажет, что у него ни разу ничего не дрогнуло – соврет. Репрессии в сталинском духе в случае победы военного переворота представлялись вполне реальными. Поэтому единого мнения в редакции – как вести себя в сложившихся обстоятельствах – не было. Качался и завод. Кто поосторожнее – предпочитали отмалчиваться. К тому же и в городе особой ясности не было. Анатолий Собчак находился в Москве, и никто не давал гарантии, что он сможет оттуда выбраться. И не арестовали ли его уже? В целом, все было мутно. По примеру Москвы, ждали на улицах танков.
Стоит, наверное, напомнить, что слов «интернет», «социальная сеть» и «мобильный» тогда в обиходе не было. Всю информацию получали по проводам. То есть с большой задержкой. Самыми оперативными источниками были «Голос Америки» и «Радио Свобода».
Лишь ко второй половине дня начала складываться более-менее реальная картина. Хотя никто и не мог с точностью сказать: как будет развиваться ситуация.
Именно в это время на заводе собрали всех активистов, и перед ними появился Виталий Мутко. Тогда еще не глава Минспорта или РФС, и даже не чиновник мэрии. В то время Виталий Леонтьевич возглавлял исполком райсовета Кировского района, и завод находился на подведомственной ему территории. Так что побывать в оплоте ему сам Бог велел.
Честно говоря, в те часы глава райсовета выглядел бледным и говорил совсем не так уверенно, как сейчас, когда стоя перед телекамерами, отбивает атаки на наших спортсменов. Но это была хоть какая-то власть, которая высказал свою точку зрения на происходящее. Уже потом стало понятно, что встреча с активистами была не самой главной целью визита Мутко. Он, судя по всему, он искал место, где Анатолий Собчак, возвращения которого ждали с минуты на минуту, мог надежно укрыться до следующего утра.
Потом было утро у главной проходной Кировского завода на проспекте Стачек, Собчак, выступающий с подножки автобуса, и колонна заводчан, отправившаяся традиционным для путиловцев путем мимо Нарвских ворот к Зимнему. В отличие от 1905 года обошлось без стрельбы. На том путч в Ленинграде, по сути, и закончился.
Хотя впереди была еще самая страшная ночь ГКЧП, когда все из уст в уста передавали информацию о положении в Москве, ждали штурма Белого дома, строили баррикады у Мариинского дворца, а по телевизору какой-то умник запустил премьеру фильма «Невозвращенец» о… военном перевороте в СССР по пиночетовскому сценарию. Сцены массовых арестов целыми домами, концлагерей на стадионах, расстрелов на улицах и чисто российской черносотенной поножовщины смотрелись как репортаж с места событии и оптимизма не добавляли.
Мы всю ту ночь провели компанией у одноклассницы, которая по распределению попала на работу в институт, где тогда трудился Юрий Болдырев. Периодически она дозванивалась до него, пытаясь получить хоть какую-то реальную информацию о столкновениях в Москве. Лишь к утру стало понятно, что Чили у нас не будет.
На дворе август, а льет уже даже не который день подряд, а неделями напролет. Как в сентябре. Невольно вспоминаешь Александра Дольского.

Дожди забренчали сонаты
По клавишам мокнущих дней,
И труб водосточных стаккато
органных тонов не бедней.
Я вот уже многие годы
От каждого ноября
Жду этой дождливой погоды.
Все жду я, все жду я, а зря...

Хоть я не наивен, как прежде,
Твержу я – дождей подожди!
Живу я в невнятной надежде,
А годы идут, как дожди.
Последнему будет работа...
Мой голубоглазый палач –
Мой тысячный дождь для кого-то
Всего только первый плач.

А если бы жизни кривая
Легла на ладонь, словно путь,
Я смог бы, глаза закрывая,
В грядущее заглянуть.
Нет, лучше, пожалуй, не надо!
И так не в ладах я с судьбой.
Известны исходы парадов,
А чем же закончится бой?

Ну вот, наконец-то,
Дождливый сентябрь!
Ну вот, наконец-то,
Прохладная осень!
И тучи повисли
Косыми сетями,
И кончился месяц
Под номером восемь.


Смотреть дальшеCollapse )

Profile

osoka78rus
Igor V. Osochnikov

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow